yadocent (yadocent) wrote in cccp_1_0,
yadocent
yadocent
cccp_1_0

Categories:

АБВ: Абрам, Бремен, Великобритания

На западном берегу Кольского залива напротив Мурманского морского порта расположен поселок «Абрам-Мыс». У поселка необычно не только имя. Он оказался «замешанным» в истории, непосредственно предшествовавшей Великой Отечественной войне, и даже способной «ускорить» ее начало.

Версия о происхождении названия поселка изложена в первой части размещенной на Яндекс-Дзене заметки «Немец,англичанин и Абрам». Во второй части повествуется о событиях , сопровождавших организацию на Кольском полуострове тайного убежища германских подводных лодок «Базис Норд», просуществовашего с 1939 по 1940 год, и которые могли привести к советско-английской войне. Однако эта тема может быть дополнена рядом других небезынтересных подробностей и уточнений. Для начала коснемся немецкого лайнера «Бремен», простоявшего в Кольском проливе у Абрам-Мыса три осенних месяца 1939 года почти сразу после начала Второй Мировой войны.




Лайнер «Бремен» работал на линии Гамбург - Нью-Йорк. 1 сентября 1939 года, с началом войны Германии с Польшей, находился в Нью-Йорке. Англичане просили американцев задержать судно якобы за какие-то германские долги и снарядили для сопровождения крейсер. Неожиданно, не спрашивая разрешения властей, без пассажиров и груза «Бремен» покинул порт и растворился в тумане Атлантики. В пути капитан Аренс получил сообщение, по его словам, подобное эффекту разорвавшейся бомбы, - Англия и Франция объявили войну Германии. Чтобы избежать встреч с английскими военными кораблями, «Бремен» повернул на север, прошел Датским проливом близ Гренландии. Тем временем германский МИД испросил разрешение у Москвы на заход лайнера в Мурманск. В результате капитан получил шифрованный сигнал следовать в Мурманск. 6 сентября в 9.30 «Бремен» увидели посты Цып-Наволока на полуострове Рыбачьем, в 12.15 он вошел в Кольский залив. Навстречу на портовом мотоботе спешили пограничники-контролеры и лоцманы. Однако их опередили моряки-североморцы на малом охотнике МО-11.

Они самовольно взошли на борт «Бремена» к явному неудовольствию представителей Пограничных войск НКВД Мурманского округа. Тут и начался первый инцидент с «Бременом». От капитана «Бремена» моряки требовали встать на якорь в Сайда-губе, а не в Мурманске, чему Аренс логично воспротивился, а пограничники требовали от моряков оставить «Бремен», чему те тоже не подчинились. В конечном итоге под проводкой лоцманов и североморского катера лайнер достиг мурманского рейда. Однако внутреннего скандала избежать не удалось. Любопытную записку по ВЧ УНКВД Мурманской области в НКВД СССР приводят в изданной в 2014 книге «Секреты Российского флота. Из архивов ФСБ» В.С. Христофоров и А.П. Черепков: «Капитан парохода Агренс Адольф рассказал, что пароход на всем пути преследовался английскими военными кораблями. Однако, воспользовавшись туманной погодой, на трубах парохода ими были нанесены опознавательные знаки Советского Торгового флота и, развив скорость до 32-х миль, скрываясь от этих кораблей, прибыли в Мурманск. Пароход “Бремен” располагает запасами топлива 700 тонн и продуктами на трое суток».

«Морскую знаменитость в Мурманске встречали сотрудники германского посольства, наркомата иностранных дел, Главного морского штаба. Небольшой группой на катере они добрались до теплохода. В должности переводчика среди них находился Валентин Бережков, 23-летний матрос Тихоокеанского флота, будущий помощник Молотова, переводчик Сталина, известный журналист-международник. Это было первое задание Бережкова, первый шаг в большую дипломатию. Валентин Михайлович вспоминал: «Мы поднялись на главную палубу. Капитан Аренс поблагодарил за предоставленную возможность укрыться в Мурманске, угощал пенистым мюнхенским пивом из бочонка и ароматными сосисками с квашеной капустой. Затем нам устроили экскурсию по судну. Роскошные рестораны, музыкальные салоны, курительные комнаты, плавательный бассейн, закрытые и открытые прогулочные палубы с рядами шезлонгов, площадки для спортивных игр и, наконец, со вкусом обставленные каюты со всеми удобствами - весь этот комфорт говорил об исключительной заботе о путешественниках. Но пассажиров на борту не было. Зато команда состояла почти из тысячи человек. Она оставалась на судне, пока подготавливалась и оформлялась их эвакуация».

А вот что сообщает заместитель председателя совета ветеранов УФСБ России по Мурманской области Александр Чемерский: «У чекистов-контрразведчиков всегда имелось свое понимание вопросов гостеприимства, поэтому обслуживание незапланированно прибывшего в Мурманск «Бремена», а позже и других иностранных судов было ими организовано в порядке, отвечающем интересам государственной безопасности. Судя по документам, первое время после прихода в порт экипажам, кроме командного состава, сход на берег не разрешался. Составлялись списки находившихся на борту, по специальным учетам проверялось наличие на них компромата, собиралась первичная информация, распределялись и готовились кадры и ресурсы для проведения контрразведывательных мероприятий. В дальнейшем оказалось, что немецкие моряки, получившие добро на сход, не слишком стремились воспользоваться этой возможностью. Особых развлечений в городе не было. Мурманское морское агентство инфлота и Интерклуб Союза моряков, по мнению чекистов, оставляли желать лучшего: уровень подготовки персонала и знание иностранных языков были невысоки, клубный киноаппарат неисправен. Из сообщения в Москву: «Моряки не обслуживаются, расходятся по городу, завязывают связи с местным населением». Вместе с тем не исключалось, что по поводу схода на берег в портах СССР с учетом международной обстановки иностранные моряки имели от своего руководства определенные инструкции. Постепенно у контрразведчиков появлялись первые результаты работы: были получены сведения о связях отдельных членов экипажей с гестапо, зафиксированы попытки установить через третьих лиц адресные контакты с жителями Мурманска, проведена вербовка моряка, попавшегося с контрабандой». В сопровождении наших судов «Бремен» благополучно покинул советское Заполярье 6 декабря.

Почему же отряды английских кораблей прочесывали океан, чтобы перехватить и уничтожить «Бремен»? В военное время обладатель «Голубой ленты» водоизмещением в 50 тысяч тонн с его 28-узловой скоростью мог стать бесценным транспортным средством для переброски целых армий. ( Кстати, капитан «Бремена» Аренс подтверждает в своих мемуарах «военные» намерения нацистов в отношении судна, которое хотели переоборудовать в крейсер. Но «Бремен» сгорел в марте 1941 в Бремерхафене.) То ли по интуиции, то ли получив какие-то наводящие данные, англичане на своих эсминцах и сунулись в советские территориальные воды к Кольскому проливу. За что и получили порцию выстрелов советских 152-мм орудий с полуострова Рыбачий. Думаю, выстрелы были предупредительными. Никаких официальных сообщений об этом международном инциденте по понятным причинам нет. Но страшно вообразить последствия, если бы наша батарея поразила британский эсминец!

Последующие события привели уже к громкому международному скандалу. 23 октября без лоцмана и пограничного досмотра к Абрам-Мысу пришел американский сухогруз «Сити оф Флинт» под… немецким флагом.

Он был захвачен в Атлантике рейдером — немецким тяжелым крейсером «Дойчланд».

Команду захваченного корабля вместе с капитаном Джозефом Гайнардом немцы арестовали. Под охраной 14 немецких матросов и 4 офицеров из экипажа крейсера «Дойчланд», вооруженных карабинами, пистолетами и гранатами, «Сити оф Флинт» приведен в Мурманск. Так запросто, как к себе домой, немцы привели военный трофей в чужой порт. Недовольный глава Наркоминдела Молотов высказал послу Шуленбургу: «Между гаванями воюющей стороны и нейтральной все же есть разница, которую должны понимать германские моряки». Если о «Бремене» советские власти ни словом ни обмолвились в печати и на Западе только гадали, куда запропала «Голубая лента», то скрыть появление американца в Мурманске под немецкой охраной оказалось невозможно, радист сумел оповестить эфир. США направили в Москву официальную ноту протеста. Поначалу там ничего не хотели признавать, и это едва не завершилось разрывом дипломатических отношений между двумя странами. На следующий день все советские центральные газеты дали такую информацию: «Вечером 23 октября в Кольский залив прибыл грузовой пароход под немецким флагом, без советского лоцмана. В результате досмотра оказалось, что это американский пароход «Сити оф Флинт» водоизмещением 5 тысяч тонн, с направлением из Нью-Йорка в Манчестер. Причем пароход оказался задержанным командой немецкого крейсера числом 18 человек, которые и привели пароход в Кольский залив. Немецкая команда считает груз контрабандой (тракторы, зерно, фрукты, кожа, воск и др., всего 3700 тонн). Морские власти Мурманского порта временно задержали пароход и интернировали немецкую команду». Разоруженных немцев поместили в помещении мурманского клуба ЭПРОНа под портовой охраной. Судьбой их занимались на самом высоком уровне. Выход из щекотливого положения Молотову подсказал Шуленбург. Согласно статье 21 Гаагской конференции 1907 года в военное время суда могли заходить в чужие гавани в случае аварии, нехватки топлива, продовольствия или сдачи пленных. Мол, судно приведено для ремонта. 26 октября ТАСС опубликовало следующее сообщение: «Интернирование немецкой команды парохода «Сити оф Флинт» отменено морскими властями Мурманска ввиду того, что, как выяснилось, пароход был введен в порт для ремонта машин». 28 октября «Сити оф Флинт» покинул Мурманск и вскоре вернулся в США. 14 немецких моряков и 4 офицера из экипажа крейсера «Дойчланд» на поезде отправились в родной Pейх. Согласно сведениям Александра Чемерского: «Кроме мурманского порта в документах УНКВД по Мурманской области упоминаются другие места, где получили укрытие немецкие суда: якорные стоянки в Териберке, Йоканьге (ныне Гремиха) и губе Западная Лица». Партия и правительство оперативно реагировали на вышеописанные события. В сентябре объявили для иностранцев запретной зоной Горло Белого моря, а 25 октября Политбюро утвердило решение СНК СССР «О режиме в Кольском заливе».
Абрам-Мыс

Абрам-Мыс

В своем исследовании Александр Ресин, увязав события у Абрам- Мыса и обстоятельства создания и существования «Базис Норд», пишет: «Вполне естественно, что такая крупная нацистская база на советской территории, да еще в период уже начавшейся Второй мировой войны, не могла долго оставаться в тени. Англичане узнали о ее существовании в феврале 1940 года после захвата в море нескольких нацистских метеосудов. Поэтому обстановка с этой базой на территории СССР настолько обострилась, что она едва не стала одной из основных причин для планируемой высадки англофранцузского десанта на Кольский полуостров. При этом надо особо отметить, что Великобритания и Франция уже давно искали повод для начала боевых действий против Советского Союза, который рассматривался ими как реальный союзник Третьего рейха во Второй мировой войне. Советско-финский вооруженный конфликт, который начался 30 ноября 1939 года, вроде бы стал прекрасным предлогом для развязывания военных действий против СССР. Поэтому уже в феврале 1940 года началось формирование англо-французского десантного корпуса численностью более 50 тысяч человек. Кроме того разрабатывались планы бомбардировки нефтяных месторождений в Баку,так как именно оттуда поступала нефть поставляемая СССР для Германии». Так что в 1939-1940 реально существовала угроза начала «Кольской войны» ( по аналогии с Крымской войной) высадкой англо-французского десанта в Советское Заполярье. С кем же и против кого из ведущих держав должен был дружить СССР в те годы? А пожалуй — ни с кем! Как всегда, наши союзники — только наши же армия и флот! Поэтому более чем странно «стесняться» договоров СССР и Германии, заключенных в «довоенное» время. Если бы эти соглашения не были достигнуты, Англо-Французская коалиция вполне могла начать войну против нашей страны. Прецедент уже был в октябре 1853 !
Мемориал в Мурманске напротив Абрам-Мыса.

Мемориал в Мурманске напротив Абрам-Мыса.

PS В период «гостевания» у Абрам-Мыса немецких «беженцев» случались и жертвы. Правда, назначенные среди советских граждан. Особенно «везло» оперативным дежурным по Северному флоту (ОД СФ), которые по долгу службы отвечали еще и за контроль движения по Кольскому заливу, прибытие на рейд Мурманска и уход со стоянки советских и иностранных транспортных судов. Как пишут С.А. Ковалев и А.Ф.Федоров в книге «Арктическая Одиссея. Как хозяйничали нацисты в советской Арктике»( С.П-Б, 2008), они лишь успевали «убирать» свои головы от «изъявления неудовольствия» со стороны командующего флотом флагмана 2 ранга Валентина Дрозда. «Так, например, из-за самовольного прихода к Абрам-мысу (мыс на берегу Кольского залива напротив нынешнего Мурманского морского порта) некоего германского транспорта, едва не таранившего выходившую в дозор североморскую подлодку, был практически отдан под трибунал ОД СФ старший лейтенант Сергей Зюзин — будущий освободитель порта Лиинахамари и Герой Советского Союза. Но в последний момент начальнику штаба флота удалось убедить командующего СФ наказать офицера только в дисциплинарном порядке.»

https://picturehistory.livejournal.com/6844435.html


Tags: Война и мир, Сталин, интриги, история, ох...еть, очевидное-невероятное, расследования
Subscribe

promo cccp_1_0 august 11, 2019 22:02
Buy for 100 tokens
этот журнал для тех, кто родом из СССР (и не только для них))). можете сюда постить все, что вы помните - фото, скрины журналов, детские воспоминания, исторические очерки и т.д. и т.п. можете топить как за красных, так и за белых вместе с анархистами, призывать выкопать сталина и закопать ленина -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments