March 22nd, 2020

«Адский косильщик» — страшное оружие СССР, так и оставшееся проектом



Проект «Адский косильщик», который разрабатывался в СССР, не был доведен до конца. Несколько масштабных моделей необычной боевой техники канули в лету, а чертежи в папках с грифом «Секретно» затерялись в архивах закрытых институтов-«ящиков». В общем доступе остались лишь скупые воспоминания разработчиков и несколько листков схем и эскизов. Но и по ним можно узнать немало интересного об одном из самых необычных видов оружия в истории военного дела.

Практически все оружие массового поражения, в создании которого за последнее столетие преуспело человечество, имело один важный недостаток.

Collapse )

Источник
promo cccp_1_0 август 11, 2019 22:02
Buy for 100 tokens
этот журнал для тех, кто родом из СССР (и не только для них))). можете сюда постить все, что вы помните - фото, скрины журналов, детские воспоминания, исторические очерки и т.д. и т.п. можете топить как за красных, так и за белых вместе с анархистами, призывать выкопать сталина и закопать ленина -…
  • prajt

Ограбление Патриаршей ризницы. 1918

Ничто не обнадеживает преступников больше, чем безнаказанность. Ослабление полицейского, а затем и милицейского контроля за незаконопослушной публикой открыло перед криминальным сообществом после Февральской революции необъятные возможности по изъятию у граждан различных ценностей. Правда, в условиях резкого обнищания населения, характерного для 1917-1920 годов, нажиться можно было только в очень богатых квартирах, которых становилось все меньше.

Так тяжкая разбойничья доля приводила "мазуриков" к мысли поживиться в государственных кладовых, охрана которых также ослабела. Одно из таких хранилищ располагалось в Московском Кремле.



[Дальше...]

Хотя с начала XVIII века "первопрестольная" утратила прежнее значение, однако по традиции многие церковные реликвии оставались на Боровицком холме. Главным хранилищем этих предметов была Патриаршая ризница, располагавшаяся в пристройке к колокольне Ивана Великого. Проникновение на территорию Кремля облегчалось тем, что к концу 1917 года там не было никаких правительственных учреждений.
Впрочем, охрана церковных реликвий и до революции не отличалась особой надежностью. 24 мая 1910 года специальная комиссия при обследовании Патриаршей ризницы указала на недостатки помещения, в которое могли пробраться, как через окна со стороны Царь-колокола, так и через вентиляционные каналы, которые были "вполне доступными для проникновения злоумышленников через камеру печи или через приточный канал снаружи". К несчастью, на эти недостатки обратили внимание не только специалисты по охране, но и опытные взломщики.
Подобраться зимой к окнам Патриаршей ризницы было несложно. Плохо освещённая территория Кремля была завалена сугробами и кучами мусора, которые никто не убирал. Служители церкви проверяли свои хранилища не каждый день. Выборочный контроль не позволил даже определить день, когда воры проникли в запертые помещения.
Видимо, 10 января все ценности находились на месте. Но когда 30 января (12 февраля) 1918 года ризничий вместе с охраной подошли к дверям хранилища, они увидели, что металлический ставень с зеркальным стеклом, находившийся справа от двери, взломан. Внутри всё было перевёрнуто, свидетельствуя о желании преступников быстро набить мешки драгоценными реликвиями и скрыться.
Воры хватали наиболее крупные золотые предметы, забрав большинство золотых окладов икон и панагии. Был похищен покров на гробницу царя Михаила Фёдоровича из красного бархата с жемчугом и бриллиантами, Евангелие 1648 года в золотом окладе, золотые сосуды, блюда, крупные изумруды и сапфиры. Некоторые мелкие ценные предметы в поле зрения грабителей не попали. Общая сумма похищенного оценивалась в 30 миллионов рублей золотом.

Карл Петрович Маршалк


Президиум Моссовета образовал комиссию для расследования кражи. Группой следователей руководил начальник Московской уголовно-розыскной милиции Карл Петрович Маршалк. Жаловаться на нехватку опыта руководителю МУРа не приходилось. Он служил в полиции с 1895 года, занимая посты уездного исправника в Опочке и полицмейстера в Пскове.
С 1906 года Маршалк был помощником начальника сыскной полиции в столице, а с 1914 года - начальником сыскной полиции в Москве, бессменно руководя борьбой с уголовной преступностью при всех послереволюционных правительствах. Вместе с профессиональными сыщиками расследованием ограбления занимался комиссар уголовно-розыскной милиции большевик Карл Гертович Розенталь.
14 февраля Президиум Моссовета призвал всех граждан Республики оказать содействие в розыске и возврате похищенных драгоценностей. Было объявлено вознаграждение в размере до миллиона рублей за возвращение похищенного.
Было решено обратиться через комиссара иностранных дел ко всем странам с предложением оказать содействие посредством задержания российских национальных сокровищ в пограничных пунктах.
Одновременно шла подготовка декрета Совета народных комиссаров о национализации церковных ценностей. А пока решалась будущая принадлежность вещей из Патриаршей ризницы, следователи искали их следы среди скупщиков краденого.
Группа сотрудников уголовного розыска проверила все ювелирные магазины и мастерские, известных московских торговцев антиквариатом. В ходе одного из таких рейдов в ювелирном магазине Глазунова (в здании нынешнего ГУМа) обнаружили более ста жемчужин из Патриаршей ризницы. Хозяин магазина сообщил, что купил эту партию у антиквара Белова с Арбата.
Допрошенный антиквар признался, что продал жемчуг Глазунову, но сам купил его у торговца Соломона, занимавшегося мелкой скупкой антиквариата. Очередной скупщик краденого на допросе сообщил, что похищенные драгоценности купил по дешёвке у некого Петра Александровича, найти которого не удалось.



На новый след милиционеров вывела торговка, которая продала на Сухаревском рынке дорогой нательный крест. Наблюдая за подозреваемой, сотрудники уголовно-розыскной милиции обнаружили в её квартире большое количество церковной утвари. Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что эти вещи были похищены не из Партриаршей ризницы, а из церкви Вознесения.
Исчерпав все свидетельства, найденные в Москве, комиссар уголовно-розыскной милиции К.Розенталь разослал по губернским центрам просьбы о содействии в розыске.
В числе прочих к поиску подключилась и саратовская милиция. Здесь также получили запросы из Москвы и провели рейды на рынках, в гостиницах и ресторанах. Принятые меры вскоре дали результаты.
Вечером 12 марта сотрудник милиции Щеглов сообщил, что в ресторане "Товарищество" появились мужчина и женщина, предлагавшие купить золотые слитки и драгоценные камни.
У арестованных П.Болдырева и В.Мизиновой на квартирах были найдены несколько слитков золота, крупный изумруд, несколько сапфиров и жемчужины. На допросе торговцы краденым признались, что драгоценности они получили от некого Самарина.
Искать уголовника по вымышленной фамилии было трудно. В этой ситуации выход подсказал помощник начальника саратовской уголовно-розыскной милиции Иван Александрович Свитнев, обладавший большим опытом борьбы с преступностью. Он вспомнил, что в Саратов за несколько лет до описываемых событий приезжал московский вор Константин Полежаев.
В отличие от Москвы, где полицейские архивы пострадали в ходе революционных событий, в Саратове сохранилась картотека рецидивистов. Благодаря ей следователи установили адрес дома, который купил Полежаев. При проверке в доме № 6 по улице Рождественской был задержан Самарин, который сразу же сознался, что он и есть Константин Полежаев.
После более тщательного обыска инспектор уголовного розыска Н.М.Борноволоков обнаружил тайник, в котором хранились золотые чаши, подносы, блюда, около тысячи бриллиантов, жемчуг и браслеты.
Обилие улик заставило Константина Полежаева сознаться, что все это богатство было похищено из Патриаршей ризницы. Взяв ответственность на себя, лже-Самарин упорно отрицал участие в ограблении сообщников.



После первых признаний Константин Полежаев покончил с собой в камере, отрезав последнюю ниточку, которая вела ко второй половине кремлёвских сокровищ. Изучение биографии покойного вора позволило предположить, что вместе с ним мог действовать его брат - Дмитрий Полежаев.
Благодаря работе группы следователей во главе с инспектором Московской уголовно-розыскной милиции И.К.Ксаверьевым было установлено, что Дмитрий проживает с января 1918 года в дачном посёлке Красково в доме мещанина Жбанкова под именем Виктора Анатольевича Попова. Правда, вскоре после ограбления ризницы подозреваемый уехал в Ялту отдохнуть от трудов неправедных.
Милиция не стала ждать возвращения жильца и провела обыск на даче, пригласив в качестве понятых Жбанкова и его зятя. Результаты превзошли ожидания следователей. Ценности Патриаршей ризницы были найдены в доме, пристройках и даже в мусорной куче. Похищенное было возвращено в Москву, а на даче оставили засаду.
Через несколько дней в Красково вернулся Дмитрий Полежаев, которого тут же задержали. На допросе он сознался, что ограбил ризницу вместе с братом. По словам Полежаева, воры проникли в хранилище через окно, к которому они поднялись по водосточной трубе. Оконную решётку воры распилили, а железные ставни взломали.

И.А.Свитнев (слева) и К.Г.Розенталь


Драгоценные реликвии Полежаевы заворачивали в брезент и сбрасывали вниз. Далее добычу уложили в мешки, которые по заранее подготовленным лестницам перетащили через Кремлёвскую стену на набережную Москвы-реки, где братьев ждала подвода. Награбленное Полежаевы поделили между собой и приступили к распродаже.
За время, пока уголовный розыск искал воров, церковное имущество было национализировано. Ценности из Патриаршей ризницы перекочевали в Оружейную палату Кремля, став своеобразным свидетельством не только мастерства старых ювелиров, но и успешной работы советского уголовного розыска.
Судьба участников расследовния сложилась по-разному. К.П.Маршалк некоторое время продолжал руководить МУРом, однако осенью 1918 года якобы с разрешения руководства уехал в Курляндию, откуда перебрался на Украину, где служил начальником киевской "дэржавной варты" (полиции) при Скоропадском.
После падения гетмана Маршалк переехал в Берлин, где он сотрудничал с деникинской и врангелевской разведками. Дальнейшая его судьба никем не уточнялась. Сообщают, что его сын - Н.К.Маршалк до 1939 года был связан с французской и немецкой разведками, перебрасывая агентов через латвийско-советскую границу.
Другой участник расследования дела об ограблении Патриаршей ризницы И.А.Свитнев еще долго работал в уголовном розыске Саратова, Казахстана и Москвы, пока не был расстрелян в 1938 году.
Комиссар Московской уголовно-розыскной милиции К.Г.Розенталь (1886-1940) некоторое время возглавлял Центророзыск НКВД РСФСР, однако в 1920 году его карьера прервалась в связи с психическим заболеванием. Судьба других милиционеров, участвовавших в поисках ценностей ризницы, у публицистов интереса не вызвала.



Оригинал:
https://www.proza.ru/2018/03/27/1094

1993

Из истории Одессы. Как Тоталитарный Режим победил эпидемию всего за месяц

Эта история, произошедшая в нашей тогда ее единой стране, стала лишним доказательством того, что только общество солидарного типа с единым централизованным государственным управлением в состоянии максимально эффективно справиться с любого рода чрезвычайными ситуациями, включая и эпидемии всякой нехорошей заразы. Даже такой опасной, как холера.



В 1970 году часть территории СССР охватила эпидемия холеры биотипа Эль-Тор. По наиболее распространенной версии, она была занесена на территорию Каспийского региона из Ирана, а затем распространилась на Черноморское побережье Кавказа, Крым и юг Украины. Впрочем, некоторые специалисты высказывали предположение о внутренних источниках эпидемии, поскольку в водоемах и сточных водах указанных регионов холерные вибрионы биотипа Эль-Тор выявлялись на протяжении нескольких предыдущих лет.

Это было первое ЧП такого рода в СССР после 40-х годов — в 1942 — 1943 годах холера поразила территории Восточной Украины, Поволжья, Кавказа и Средней Азии.



Одесса начала 1970-х. Смутно, но помню это время..



Collapse )

Засекреченная трагедия Курил, или как один советский приморский город исчез в считанные минуты



Под утро 5 ноября 1952-го землетрясение на дне Тихого океана вызвало многометровую волну, до основания разрушившую Северо-Курильск. По общепринятой статистике цунами погубило свыше 2300 жителей маленького приморского города. Реальное же число жертв и сегодня неизвестно, да и о трагедии вспоминают неохотно.

Collapse )

Источник

А вместо сердца — пламенный мотор


Алексей Маресьев. Фото: myhistori.ru

22 марта 1942 года недалеко от линии фронта местные жители нашли умиравшего от голода и ран советского летчика — Алексея Маресьева — ставшего прототипом героя «Повести о настоящем человеке».

Почему именно 22 марта стоит считать ключевой датой в биографии этого человека-легенды?

Collapse )

Источник

Ленинградское время - "Сухой закон" и его последствия

1_20_20522071

владимир рекшан

Хотя я и рассказываю, в основном, бытовые коллизии из собственной жизни, но все равно это работа получается историческая, в определенной степени воссоздающая советскую жизнь Ленинграда …

[Spoiler (click to open)]Антиалкогольный указ Горбачева создал досуговые неудобства, но по своей сути был правильным. Человек с уже сформировавшейся химическо-психологической зависимостью от алкоголя всегда найдет способ выпить. А молодежь, выпивающая иногда под воздействием сложившегося поведенческого стереотипа старших, изголяться, дабы найти вино или водку, не станет. Ясное дело, ликеро-водочным дефицитом воспользовались люди, склонные к незаконной экономической деятельностью. Расцвели пышным цветом, так называемые, «пьяные углы». Такими углами называли места, где из-под полы продавали алкоголь в любое время дня и ночи. Я жил тогда на Гражданской улице и знал одно подобное место – «фонари». В районе Фонарного переулка, наискосок от знаменитых бань, вечно роились «синяки». «Синяками» называли опустившихся алкоголиков обоего пола. Они поджидали страждущего и выступали посредниками. За посредничество алкоголики, видимо, имели долю алкоголем. Через «синяков» бутылки покупались со стопроцентной наценкой.

2-z56-632a6505-50e1-4b45-96e5-5f1417582b3d

Рассказывая в прошлой главе о вышедшей книге, большом гонораре и тюрьме ненадолго, я поспешил. Мучительное книжное дело имело массу нюансов. Проявился в нем и антиалкогольный Указ.

Где-то после вступления его в силу, мне позвонил редактор издательства «Советский писатель», где у меня медленно и верно готовилась к печати дебютная книга прозы, и произнес зловещую фразу:

- Все очень плохо.

Сердце запрыгало как мячик.

Редактор выдержал паузу и добавил:

- Следует из книги убрать упоминания алкогольных напитков.

- Но ведь я нигде не смакую пьянство. Алкоголь лишь иногда возникает, как неизменная часть социалистического реализма.

- Все равно. Приказано убрать.

Пришлось убирать. А один из рассказов оказался совсем испорчен. В нем действует сирота, наткнувшийся на кладбищенскую могилу со своей фамилией. Сирота придумывает себе деда в могиле, его героическую биографию. Он начинает ухаживать за могилой, приводить приятелей. Они, естественно, на кладбище выпивают. Не пьянствуют, а именно выпивают-поминают. Пьют они вино. Я пытался с редактором торговаться. Понижая градус, предлагал заменить вино пивом. Но номер не прошел и в конечной редакции персонажи пили чай. «Ну что – еще по чуть-чуть?» - спрашивает герой рассказа, и наливает из термоса чай.

1_20_20522071
когда шапочка уже тю-тю, но Рекшан еще не узбек

Но вот и приятная процедура - нужно сфотографироваться для книги. Лютая зима восемьдесят шестого. Хожу по Невскому и позирую фотографу. На мосту через канал Грибоедова меня устанавливают возле гранитного парапета. На голове вязаная шапочка из верблюжьей шерсти. Шапочку подарила новая жена. Чтобы выглядеть мужественней, снимаю ее, и кладу на парапет. Делаю шаг навстречу фотографу. Щелкает затвор - готово! Оборачиваюсь - шапочку ствиздили! Так состоялась первая встреча с читателями. Через полгода книга повестей и рассказов “Третий закон Ньютона” появилась в магазинах. Есть в ней и та фотография, запечатлевшая памятный миг. Больше мне вязаных шапочек никто не дарил.

И еще: в книжном коллекторе почему-то подумали, что Рекшан - это узбек. Большая часть тиража уехала в Узбекистан. Такая, вот, хохма, а не литература.


Продолжение следует...

источник


Кнопка подписки

Кнопка подписки2

стать участником и автором сообщества

Названа стоимость советских авто в пересчете на современные рубли

1_20_20522071

Как пишет "Российская газета", за основу расчетов была взята величина прожиточного минимума с 1965 по 1975 год (40 рублей) и на 2020 год (11 185 рублей). Вышло, что 1 советский рубль можно считать эквивалентом 279,6 нынешних рублей.

При таком подсчете "Жигули" ВАЗ-2101 стоили бы 1470696 рублей (в 1975 году - 5620 рублей).

ЗАЗ-966, ушастый "Запорожец", в 1972 году можно было купить за 3000 рублей, или за 838800 рублей сегодня.

"Москвич-412" стоил в 1975 году 4936 рублей, или 1380105 рубля по современному курсу.

"Волга" ГАЗ-21 в последний год выпуска (1970 год) стоила 8500 рублей, сегодня это 2376600 рублей.

УАЗ-469 в 1975 году можно было купить за 7000 рублей, сегодня это 1957200 рублей.