February 29th, 2020

1993

"Ассирийское рабство", или Как посылали "на картошку" в 1918 году


Иван Владимиров. Трудовая повинность для купцов, дворян и уголовных преступников. 1919

Продолжая тему посыланий "на картошку" в СССР. Это, несомненно, ужас-ужас-ужас. :) Но как это всё начиналось? 10 декабря 1918 года кодекс законов о труде установил трудовую повинность для всех граждан РСФСР. Из воспоминаний Ф. Джордана, чернокожего слуги американского посла Д. Френсиса: "Большевики по-прежнему у власти и очень озлоблены на богатых. На прошлой неделе они оштрафовали нескольких лавочников на 900.000 рублей за то, что те не расчистили снег у своих магазинов. Но у лавочников нет таких больших денег, чтобы заплатить. Большевики сказали: "Ну, хорошо". И заставили их выйти на улицы и расчищать снег, а после того, как те закончили уборку у своих магазинов, их заставили убирать снег на других улицах города. Так вот безобразно большевики относятся к богатым".
Вот такое чудовищное отношение к богатым! :) Перед такими вопиющими фактами, конечно, совершенно меркнет и блекнет то ничтожное обстоятельство, что перед этим четыре года богачи под угрозой тюрьмы и расстрела посылали рабочих на фронты Мировой войны, чтобы им там оторвало руки-ноги, или вовсе убило насмерть. Ведь это были сущие пустяки. А вот когда рабочие стали призывать буржуев снег чистить на улицах или, страшно вымолвить, окопы рыть — тогда-то и настал настоящий адский кошмар. Из дневника Зинаиды Гиппиус за 1919 год: "26 (13) Октября, вторник. Рука не подымалась писать. И теперь не подымается. Заставляю себя. Вот две недели неописуемого кошмара. Троцкий дал приказ... в Петербурге копать окопы и строить баррикады. Все улицы перерыты, главным образом центральные. Караванная, например. Роют обыватели, схваченные силой. Воистину ассирийское рабство!".
Да уж, воистину. Художник Иван Владимиров (1869—1947), который всей силой своего таланта гневно бичевал и разоблачал аццких большевиков, посвятил этому "ассирийскому рабству" несколько картин. Кроме заглавной, вот ещё:
Collapse )
promo cccp_1_0 august 11, 2019 22:02
Buy for 100 tokens
этот журнал для тех, кто родом из СССР (и не только для них))). можете сюда постить все, что вы помните - фото, скрины журналов, детские воспоминания, исторические очерки и т.д. и т.п. можете топить как за красных, так и за белых вместе с анархистами, призывать выкопать сталина и закопать ленина -…

Чемодан в руке, кролик на голове и всё равно счастлива

«Лучше вообще без шапки ходить, чем с кроликом на голове!»

С этой фразы у меня всегда начинаются воспоминания о студенческих годах начала 90-х.

А сегодня вспомнила потому, что зашел разговор об ипотеке на квартиру. Мы только одну ипотеку выплатили и тут муж снова:
-Давай возьмем, ребенку жилье будет!
И ведь соглашаюсь, нужно и себя обеспечить и ребенка.
А сама вспомнила, как уехала от родителей с одним чемоданом. Денег у них никогда не было. Но мы этого в детстве сильно не чувствовали, росли счастливыми. Так и уехала учиться в педагогический, счастливая с одним чемоданом в котором лежало синее пальто, купленное по случаю в пустом магазине. И не просто синее пальто, а ядовито-синее пальто! И отдельно в пакете лежала моя гордость – кроличья формовка из темно-серого короткошерстного кролика. Я долго о ней мечтала, у всех уже были формовки из кролика и лисы, а я все в вязанной шапочке бегала.

0

[Spoiler (click to open)]А в институте мое счастье закончилось с началом первой студенческой зимы.

Стою однажды в своем ядовито-синем пальто и кроличьей формовке в очереди за стипендией и слышу:
-Лучше вообще без шапки ходить, чем с кроликом на голове…
И понимаю, что это мои однокурсницы про меня говорят, не видят, что я прямо за их спиной стою.
Я выбралась из очереди и огляделась. Да, вокруг все в норках, некоторые в лисьих шапках, но ни одного кролика…

К последнему курсу я, наконец, накопила на голубую норку. Но тут начались кожаные плащи. Однокурсницы в них даже в туалет ходили, боялись в аудитории оставить. И в гардероб не сдавали, так и таскались с ними из кабинета в кабинет и с норковыми шапками со свисающими резинками. Резинки наматывали на себя, когда шапку надевали, чтобы не украли. А во время лекции выставляли шапки на стол перед собой, как на рынке.

А у меня было все то же ядовито -синее пальто...

Какое счастье, что сейчас я могу себе позволить ходить в вязаной шапочке и курточке на синтепоне, совсем не заморачиваясь на то, что носят другие. И, наверное, таки возьму ипотеку на вторую квартиру. А что? Пусть будет!

источник


Кнопка подписки

Кнопка подписки2

стать участником и автором сообщества

Клим Ворошилов: как советский маршал сбежал от немцев в Великую Отечественную

0

26 августа 1941 года, во время тяжелых боев под Ленинградом, когда в Лужском котле погибала последняя надежда города на спасение, в Ленинград отправилась правительственная делегация, включавшая В. М. Молотова, Г. М. Маленкова, Н. Г. Кузнецова, А. Н. Косыгина, П. Ф. Жигарева, Н. Н. Воронова и др. чтобы выяснить истинное положение дел на Северо-Западном фронте. К сожалению, ни Ставка в Москве, ни руководство Ленинграда не подозревали, что как раз в это время немцы готовили очередной сокрушительный удар, на острие которого находился поселок Мга.

[Spoiler (click to open)]С широко закрытыми глазами

17 августа 1941 г. в директиве Ставки ВГК № 001029 командование Северо-Западного направления предупреждалось об угрозе окружения Ленинграда: «…Нам кажется, что главком Сев. — Зап. ... не предпринимает никаких особых мер для ликвидации этой опасности, <хотя это> возможно, так как у немцев сил здесь немного...».

Ужас ситуации состоял в том, что ни командование Северо-Западного фронта, ни Ставка не видели всей картины в целом, отмечает историк Алексей Исаев в своей книге «Иной 1941». На самом деле, еще накануне выхода этой директивы и за несколько дней до отправки в Ленинград десанта руководителей советского государства, немецкий генштаб принял решение о переброске в распоряжение группы армий «Север» 39-го моторизованного корпуса в составе одной танковой и двух моторизованных дивизий.

Прибытие под Ленинград такого мощного бронетанкового подкрепления в корне изменило ситуацию, но еще почти месяц советские стратеги были уверены, что никаких крупных танковых соединений под Ленинградом нет. Такая уверенность опиралась данные, обнаруженные в полевой карте штабного офицера Вермахта, датированной 18 августа. Этот документ был захвачен армейской разведкой в ходе боев и сведения, содержащиеся в нем, ни у кого сомнений не вызывали. Возможно, это была искусно подготовленная Абвером дезинформация.

Без надежды на успех

28 августа, когда комиссия из Москвы ещё была в пути, 121-я пехотная дивизия Вермахта выбила Слуцко-Колпинскую оперативную группу генерала Лазарева с занятых позиций и захватила Тосно. На следующий же день Сталин постановлением ГКО № 599сс назначил командующим Ленинградским фронтом самого маршала Ворошилова.

Между тем, противник в этот день, 29 августа, оказался всего в 8 километрах от поселка Мга — единственной узловой станции, все еще остававшейся под контролем советских войск. 30 августа Мгу атаковала 20-я моторизованная дивизия генерала Цорна. У поселка не было ни одного шанса на спасение, несмотря на то, что в боях за этот населенный пункт принимал участие сам командующий фронтом маршал Климент Ворошилов.

В кольце врагов

Прославленный командарм времен Гражданской войны был назначен Главнокомандующим Северо-Западного направления 10 июля 1941 года и сделал все от него зависящее, чтобы хоть как-то замедлить продвижение противника, о чём подробно рассказывает писатель Николай Великанов в своем фундаментальном труде «Ворошилов». Тем не менее, к концу августа Ленинград был почти блокирован.

Последней ниточкой, связывавшей город с «большой землей» была Мга. Оттуда Ворошилов ждал прибытия спецсостава с членами ГКО. Ждал, до конца не зная, что они с собой привезут, приказ о его аресте или какой-то невероятный план спасения гибнущего Ленинграда. Но на подъезде к станции членов комиссии застала массированная бомбардировка, и начальник состава приказал всем спешно покинуть вагоны. Как оказалось, очень вовремя. Несколькими минутами позже и поезд, и большая часть станции были разбиты в клочья.

Вокруг полыхало пламя, и как позже Косыгин рассказывал в одной из бесед Даниилу Гранину, члены комиссии попрятались кто где. С грехом пополам Косыгину и Кузнецову удалось пробиться к соседнему эшелону и доказать его командиру, что он видит перед собой членов правительства. По радиосвязи был вызван Ленинград. Но что было делать дальше?

Кавалерист на дрезине

В кризисной ситуации Ворошилов принимает невероятно смелое решение в духе лихих кавалерийских рейдов времен Гражданской войны. Поскольку открыто попасть на станцию нельзя, делегацию нужно было выводить скрытно, и эту миссию взял на себя лично Климент Ефремович. Оседлав дрезину, он стал вручную толкать ее по узкоколейным путям в сторону осажденной станции.

Взять с собой помощь Ворошилов не мог. Лишние люди привлекли бы ненужное внимание, да и мест на дрезине было мало. Совершив многокилометровый бросок, шестидесятилетний маршал добрался до задворок станции Мга, куда тайком уже пробились члены московской комиссии. Разместив всех на дрезине, маршал довез всех до ожидавшего на неповрежденном участке пути бронепоезда, где гостей встречал Жданов.

Ворошилов успел вывезти комиссию буквально в последний момент, станцию Мга в это время уже занимали немцы.

Ошибаются не только в ГРУ

Тем же вечером радиоперехват засек донесение по 8-му авиакорпусу Люфтваффе, согласно которому бомбардировщик, пролетавший после выполнения задания над Мгой, видел странный транспортный объект, двигавшийся по запасным путям в сторону Ленинграда. Этим объектом была дрезина Ворошилова. Как знать, чем бы обернулась война для Советского Союза, если бы в тот момент у немецкого пилота не были пусты бомболюки?
Маршал уходит

8 сентября немцы вышли к южному берегу Ладоги и захватили Шлиссельбург. Началась блокада. Как пишет в своей книге «Ворошилов» историк Владислав Кардашов, три дня спустя Ворошилов лично с маузером в руке возглавил атаку краснофлотцев на позиции врага в районе Красного Села. Поступая так, маршал как будто специально звал шальную пулю… Возможно, все дело в том, что после известия о взятии Шлиссельбурга, 9 сентября в Ленинград вылетел новый командующий — Г. К. Жуков. Говорят, что, оставляя город в блокаде, Ворошилов плакал…

Виктор Аршанский

источник


Кнопка подписки

Кнопка подписки2

стать участником и автором сообщества

Стаканыч

Только вики и ничего личного



"Февральская революция 1917 года привела к заметному усилению сепаратизма, в первую очередь польского, украинского и финского. После Октябрьской революции 1917 года произошёл новый мощный всплеск сепаратизма, и была провозглашена, в частности, независимость Финляндии. Попытки большевистского правительства вернуть контроль над фактически отпавшими западными национальными окраинами (Финляндия, Украина, Эстония и т. д.) рушатся в ходе германского наступления весной 1918 года."
Collapse )

Долгий путь домой, или затянувшееся ожидание фронтовиков… Часть 2: возвращение

Ссылка на часть 1 - https://cccp-1-0.livejournal.com/94690.html

После того, как отгремели последние залпы победных салютов, для фронтовиков началась новая жизнь. Внешне вроде бы похожая на прежнюю (только без стрельбы и погибших), а вместе с тем, совершенно иная- суетная, бестолковая, вовсю сдобренная тревожным ожиданием, неопределенностью, тоской по дому, но главное- осознанием того, что повезло выжить в этой мясорубке!

Все понимали, что возвращение будет долгим, растянутым не на год, и не на два, а потому исподволь готовили себя к этому, по-человечески завидуя тем, кому посчастливилось отправиться домой в числе первых...

0
Наша очередь ещё не подошла... Фото из открытого доступа в Интернете

[Spoiler (click to open)]Беспрецедентная послевоенная демобилизация и возвращение домой многомиллионной армии фронтовиков были связаны с такого рода трудностями, с которыми вряд ли сталкивались какие-либо другие страны!

Как все это происходило в организационном плане?

При подготовке личного состава к демобилизации в воинских частях тщательно проверялось наличие у каждого положенных документов, правильность и полнота оформления проходных свидетельств, удостоверений личности, красноармейских книжек, продовольственных, денежных и вещевых аттестатов, расчётных и вещевых книжек. Было понимание того, что любой прокол или недочёт в этих вопросах впоследствии создадут массу проблем для бывших фронтовиков.

В поте лица в этот подготовительный период работали особисты. Многим (особенно, попавшим в окружение и освобожденным из фашистских лагерей) пришлось в очередной раз пройти «фильтрацию». И не дай Бог было оказаться заподозренным в трусости или предательстве! Некоторые после такой «чистки с пристрастием» куда-то исчезали...

0
Многим нашим военнопленным также предстоял нелегкий путь домой. Зачастую- в другой лагерь... Фото из открытого доступа в Интернете

Бремя расходов, связанных с обеспечением демобилизуемых полным комплектом обмундирования и обуви, их перевозкой до места жительства и питанием в пути следования, государство полностью возложило на себя.

Можете себе представить, чего только стоило в столь нестабильных условиях провести выплату этой многомиллионной армии полагающегося каждому единовременного денежного вознаграждения, которое начислялось за каждый «боевой» год службы: рядовому составу- по годовому окладу, офицерскому- от двух до пяти месячных окладов (в зависимости от срока службы)!

Помимо денежных выплат демобилизованные получали сухой паек на 10 суток и дополнительный набор продуктов, в который входили мука, сахар, консервы. Для офицеров этот ассортимент был дополнен колбасой, сыром, кондитерскими и табачными изделиями.

Командованию было разрешено выдавать фронтовикам в качестве подарков различное трофейное имущество. На практике же получалось так, что это разрешение никто ни у кого не спрашивал, и каждый возвращающийся домой старался что-нибудь прихватить "на память" о поверженном враге. В основном, это были часы, радиоприемники, фотоаппараты, музыкальные инструменты, бритвенные приборы и другие предметы бытового пользования. Общеизвестны факты, когда высший командный состав вывозил всё это из поверженной Германии машинами и составами...

0
А этой немецкой куклой будут играть их будущие дети... Фото из открытого доступа в Интернете

На всех крупных железнодорожных станциях по пути следования возвращающихся фронтовиков в спешном порядке создавались дополнительные военно-продовольственные пункты, подгонялись имеющиеся в наличии вагоны-кухни, на небольших станциях оборудовались полевые кухни. Все это позволяло без задержек обеспечивать демобилизованных горячей пищей и продуктами.

0
Такие вот полевые кухни здорово выручали демобилизованных фронтовиков в пути следования! Фото из открытого доступа в Интернете

Безусловно, в тогдашней суете и неразберихе не всё проходило гладко, особенно, сразу же после победы. Так, например, значительная часть демобилизованных летом 1945 года в силу отсутствия необходимого количества транспорта была вынуждена добираться домой в составе конных обозов, местами- даже пешим порядком, проходя не одну сотню километров. Но тяга на Родину была столь сильна, что они были готовы ещё раз пешком пройти пол-Европы…

Из воспоминаний фронтовиков:

Многие из нас после войны запаслись кое-каким барахлом. Тревожили слухи, что не всё разрешат вывезти в СССР. Вещей немного – у кого чемоданчик, у кого сумка или рюкзак, не ахти какие пожитки, но так или иначе дома вещи пригодятся. Живой думает о живом, таков человек. Но то обстоятельство, что часть пути придется пройти пешком, заставило многих призадуматься и оставить при себе только то, что может пригодиться в дороге. Началась торговля, развернулся обмен. Многие вещи спешно обменивались на выпивку и на то, что не обременит ношу…

0
Всё ближе и ближе к дому...Фото из открытого доступа в Интернете

Один из моих подписчиков- Петр Белов- предоставил часть мемуаров своего отца-фронтовика, который на период демобилизации личного состава их зенитного полка был откомандирован в штаб и так описывает происходившие тогда события (далее- в частичной редакции автора):

Через некоторое время после опубликования Указа ПВС СССР о демобилизации у нас с моим напарником Мишей начались ненормированные рабочие дни и ночи...
Прежде всего, нам следовало выписать проездные документы 320-ти девушкам и "старикам" старше тридцати лет (последних у нас в полку было немного). Затем я должен был ездить с командиром полка и начальником штаба (которые проверяли обеспечение демобилизованных всеми видами довольствия) по подразделениям и каждому демобилизованному вручать документы, которые мы с Мишей выписывали по ночам. За этот период я вымотался без сна, так как ночью выписывал документы, а днём их вручал. Девушек и "стариков" отправляли эшелонами, составленными из пассажирских вагонов.
А вскоре вышел Указ о демобилизации лиц второй очереди - рождённых до 1918 года включительно (эти уезжали домой уже в товарных вагонах).
Некоторые из дислоцировавшихся в Румынии и в Венгрии войсковых частей расформировывались полностью: солдаты старших возрастов уезжали домой, а молодых направляли в наш полк для продолжения службы.
Помимо увольнения солдат старших возрастов, началось также увольнение металлургов, шахтёров, железнодорожников и других специалистов, а также учителей и студентов ВТОРЫХ и более старших курсов.
Я запросил из ЛПИ справку о том, что учился там на первом курсе. Долго ждал её... И вот как-то майор Давыдов сказал мне, что моя справка лежит под стеклом стола начальника штаба. Я зашёл к нему и справился о ней.
- А зачем она нужна тебе? - спросил меня начштаба.
- Так ведь я намерен продолжить учёбу! - возмутился я.
Не дав ему возможности опомниться, я схватил справку и ретировался из кабинета. Тот, по- видимому, думал, что я исправлю фразу "на ПЕРВОМ курсе" на столь желанную для досрочной демобилизации- "на ВТОРОМ курсе". Но такого у меня и в мыслях не было!
Лишь в мае 1946 года, когда была объявлена демобилизации третьей очереди (1918-1920 годов рождения), при подготовке документов и приказа на первые двадцать человек я вписал туда двадцать первым себя…
Меня вызвал командир полка и на пару с начальником штаба стал уговаривать остаться на сверхсрочную службу. Это при том, что я и так уже прослужил шесть с половиной лет, из них три с половиной года- сверх срока! Сколько же ещё можно?
У меня тогда была лишь одна мечта- учиться! О чем я обоим командирам так и заявил. Те пригорюнились, но более не докучали подобным предложением…


0
Ну, вот я и дома! Теперь война для меня точно закончилась! Фото из открытого доступа в Интернете

источник


Кнопка подписки

Кнопка подписки2

стать участником и автором сообщества

Рабочие столовые. Чудеса советского общепита.

Съемки этого фильма проводились в столовой столичного завода "Динамо". "Рабочая столовая накормит всех!" - такой лозунг был актуален в начале 70-х.



Далее - новостной сюжет из программы "Время" от 8 декабря 1976 года рассказывает о какой-то фантастической (!) рабочей столовой Рижского государственного электротехнического завода ВЭФ.
В чудо-столовой ВЭФа обеды подаются из кухни автоматами и линейными транспортерами; руководство всем комплексом заводского общепита осуществляется с диспетчерского пульта по радиотелевизионной связи. И это - не научная фантастика. Обед (60 копеек) можно оплатить монетками у входа, где установлены турникеты, или поесть в кредит по заводскому пропуску, а бухгалтерия вычтет стоимость из зарплаты. Смотрите и дивитесь!



И, наконец, еще один репортаж о рабочей столовой 1979 года. На этот раз - с металлургического завода "Криворожсталь", доменные печи которого работали и обслуживались круглые сутки. Надо было успеть накормить 1300 человек всего за час. Оптимизация процессов позволила успешно справиться с этой непростой задачей. И никаких Макдональдсов!



Кнопка подписки

Кнопка подписки2

стать участником и автором сообщества

Шопинг советских шахматистов


Члены Политбюро и шахматисты сборных СССР и США в загородной резиденции американского посольства, 4 июля 1955 года, СССР.
На фото: 1–М.Г.Первухин, 2–Г.М.Маленков, 3–Г.Рейнер (администратор команды США), 4–Г.Стейнер, 5–Н.А.Булганин, 6–С.Решевский, 7–Н.С.Хрущев, 8–А.Котов, 9–А.Бисно (капитан команды США).


Из всех возможных благ для любого советского человека поездка за границу была одним из самым заманчивых, самых притягательных. Тем более, что этого блага были лишены подавляющее большинство граждан огромной страны. Помимо престижности, помимо того, что для человека открывался совсем иной мир, такая поездка могла принести материальную выгоду. И немалую.

Профессионального спорта в стране официально не существовало: все виды спорта в Советском Союзе считались любительскими, даже если они были таковыми только на бумаге. Выезжавшие за рубеж спортсмены получали только суточные и старались сэкономить каждый доллар на питании. Автор знал многих спортсменов и музыкантов, неделями питавшихся во время заграничных поездок захваченными из дома консервами или копчёной колбасой. В этом не было ничего зазорного или необычного, и слова из песни Высоцкого о простом советском туристе, отправляющимся за границу: «Он сказал: ”Живя в комфорте - Экономь, но не дури. И, гляди, не выкинь фортель - С сухомятки не помри!”» были понятны без объяснений.

Collapse )

via